Фрагмент 3 (103), январь 1998

     Какая разница между Пулковскими и Парголовскими холмами, если и то, и другое, бывшая береговая линия Древнебалтийского моря? Никакой.

     Но архиважно и архипривлекательно, что на северо-восточных холмах Петербурга, где веселится Парголовская Атлантида, достаточно дураков-приколистов, с которыми реально похохотать. Здесь, на Парголовских холмах, можно иногда увидеть знаменитый Лимфатический туман (лимфа – лат., влажность), получаемый путем сцеживания из плазмы. Лимфатическая туманность зависает над озерами и холмами, предохраняя нас от резкого остывания, а значит замедляет процесс старения. Таким образом, насыщенный утренний туман с капающей росой, которую легко собрать даром, смягчает неблагоприятные для нашего организма климатические перепады.

     Как известно, смех согревает человека, а слезы – охлаждают. Это как влажно и сухо, как оптимисты – фантазеры и пессимисты – практики. Бери больше, кидай дальше.

     Очень похоже обустроена и сама вселенная: те звезды, что расширяются, они смеются, и их зовут Красными гигантами. Тех же, кто сжимается и плачет, обозвали Белыми карликами. Нельзя бесконечно только смеяться или плакать. Ритм сердца, вверх-вниз, туда-сюда, обратно, тебе и мне приятно. (Качели)

     Бесконечное сжатие заканчивается образованием Черных дыр, а смех – вспышкой сверхновых. Черные дыры вселенной образуются из монополий там, где Галактика теряет чувство юмора.

     Космическое партнерство Черных дыр и сверхновых звезд сопоставимо с бракосочетанием  греческой Зари – Эос со своим мрачным супругом, со сказкой о красавице и Чудике, с дружбой Чебурашки и крокодила Гены. Как хорошо, что он такой плоский и зеленый.

 

Фрагмент 4 (104), январь 1998

 

     Вот Заря-Эос, розоперстая богиня, открывает ворота Солнцу-Гелиосу. На розовых крыльях она взлетает в небо, залитое нежным светом, и из золотого сосуда льет на землю росу, и та радостно осыпает траву и цветы. Благоухает земля, приветствуя появление солнечной колесницы Гелиоса.

     Египтяне именовали предвестника рассвета крабом Хепри, или золотым жуком – скарабеем. Он пришел к тебе с приветом, рассказать, что солнце встало.

     Злокачественные, или раковые опухоли, образуются от грусти. Поэтому сверхновые всегда вспыхивают там, где необходимо оптимизировать процесс. 4 июля 1054 года в созвездии Тельца внезапно зажглась звезда, блеск которой в 5 раз превосходил яркость Венеры. Звезду было видно даже днем в течение 23-х суток. В 1731-ом году англичанин, астроном любитель Джон Бевис, а спустя 27 лет “ловец комет” Шарль Месье независимо друг от друга обнаружили космический объект. В каталоге Месье этот объект, получивший название КРАБ или Крабовидная туманность, помещен под номером 1.

     По расчетам астрономов Крабовидная туманность должна была израсходовать собственную энергию за 20 лет максимум. Но туманность живет уже 900 лет, откуда она черпает необходимые калории? Видимо ее подпитывает оптимизированная Грустная Дыра, которая перестраивается. РАК – СКАРАБЕЙ – КРАБ, считались в Египте эмблемой Вечной Жизни. Модель скарабея египетские воины таскали на поясе, как символ потенциальности и возвращения в большой секс из тишины.

     Хепри наблюдал за новосельем и изображался со скарабеем вместо головы.

     Иероглиф “скарабей” – символ первой любви, доброго утра, когда оправданная душа воссоединяется с телом, чтобы никогда больше не отделяться от него. На письме “Хепр” обозначало - выстроить вновь. И тогда скажут: в красивом теле – здоровый дух. Солнце, по верованиям египтян, катится с запада на восток, хотя кажется наоборот. Светило подталкивает жук-скарабей, перемещающийся задом наперед. Он исключение из правил общего движения, впрочем, как и утренняя звезда Венера в нашей Солнечной системе. Смех, да и только.

 

Статистика

Кнопки

Follow on Buzz